Особый порядок vs суда присяжных

Выгоды и издержки

Регламентация особого порядка, судьба суда присяжных - одни из самых обсуждаемых тем в профессиональном юридическом сообществе. Каждый из этих процессуальных порядков имеет и выгоды, и издержки. Причем они касаются как обеспечения функционирования, так и конечного результата (разрешения дела тем или иным образом).

Так, с юридико-технической, организационной точки зрения суд присяжных, безусловно, гораздо сложнее устроен, чем особый порядок. Говоря языком law&economics, транзакционные издержки прохождения дела по судебной траектории гораздо ниже при рассмотрении уголовного дела в особом порядке, чем в суде присяжных, поскольку в первом случае для рассмотрения и разрешения дела по существу требуется сравнительно меньше организационных, финансовых, психологических, временных ресурсов.

Что же касается выгод и издержек при получении конечного результата, то здесь ситуация следующая. С одной стороны, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке:

  • сторона обвинения практически всегда гарантированно добивается обвинительного приговора (исключение составляют случаи, когда рассмотрение дела по тем или иным причинам переводится из особого порядка в общий);
  • судья имеет возможность провести процесс в более быстром темпе (что с учетом нагрузки судей является серьезным стимулом), написать решение в сравнительно более простом ключе и снизить риски его обжалования (при этом, конечно, решение должно быть правосудным);
  • сторона защиты получает от особого порядка свои выгоды: назначенное осужденному наказание не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч. 7 ст. 316 УПК РФ), гражданин, находящийся под стражей, меньше времени находится в СИЗО и быстрее этапируется в колонию (где порой санитарно-бытовые условия лучше, чем в СИЗО);
  • свои интересы есть и у адвокатов, работающих как по назначению суда, так и по соглашению.

Заметим, однако, что главная выгода стороны защиты (уменьшение вилки размера наказания, а следовательно, увеличение шансов на получение менее сурового приговора), согласно некоторым исследованиям в области социологии правоприменения, оказывается не столь очевидна.

С другой стороны, процент оправдательных приговоров в суде присяжных значительно выше, чем при рассмотрении дела судьей единолично, что вызывает негативную реакцию государственного обвинения и, напротив, надежду стороны защиты на серьезно возрастающие шансы добиться решения в свою пользу.

Можно сказать, что два вышеуказанных порядка являются разнонаправленными по своему "вектору": особый порядок предсказуем, быстр, построен на письменных материалах дела; суд присяжных полон неожиданностей, продолжителен по времени, требует от сторон филигранной подготовки в области судебной аргументации, а от председательствующего - недюжинных навыков управления столь сложным процессом.

Дифференциация форм уголовного судопроизводства

По нашему мнению, и суд присяжных, и особый порядок имеют право на существование, каждый в своей нише. Вряд ли кто будет спорить, что для рассмотрения уголовных дел по обвинению в некоторых бытовых преступлениях, совершенных в условиях очевидности, целесообразно запускать механизм суда присяжных. А в делах дискреционных, "серых", оценочных особый порядок неприемлем.

Вместе с тем на сегодняшний день подсудность суда присяжных сокращена практически до минимума, в то время как рассмотрение дел в особом порядке набирает обороты с точки зрения не только постоянно возрастающего количества рассматриваемых в таком порядке дел, но и расширения возможности рассмотрения уголовных дел в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ. Так, законопроект N 321865-6 "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации", внесенный в Государственную Думу, предусматривает, что в порядке особого судопроизводства могут быть рассмотрены дела по обвинению в преступлениях, за совершение которых УК РФ установлено наказание до 15 лет лишения свободы (а не до 10 лет, как это имеет место сейчас).

Некоторые процессуалисты могут сказать, что такая ситуация характерна и для других стран. Например, в США подавляющее большинство уголовных дел разрешается за счет так называемых сделок с правосудием, отчасти напоминающих российское производство в особом порядке. Но, во-первых, следует иметь в виду серьезный критический настрой ряда зарубежных судей и ученых (работающих в том числе в области "полевой" социологии и психологии правоприменения) против чрезмерного распространения сделок с правосудием.

Во-вторых, вопрос не в том, сколько рассматривается дел в том или ином порядке, а в том, в какой степени у обвиняемого широк выбор процессуальной формы (а значит, набор гарантий), в которой будут решаться вопросы, касающиеся его судьбы, в какой степени он защищен от неправомерных посягательств на его свободный выбор той или иной формы судопроизводства.

Так, в США сделки с правосудием и суд присяжных взаимоисключены: если обвиняемый не согласен на сделку с правосудием, его дело рассматривает суд присяжных (и наоборот). В отечественном уголовном процессе противостоят друг другу общий и особый порядки, а суд присяжных сохраняется лишь постольку, поскольку в ч. 2 ст. 47 Конституции РФ зафиксировано: "обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом". С формальной точки зрения это конституционное положение будет соблюдено даже в том случае, если к подсудности суда присяжных будут отнесены одно-два преступления, зафиксированные в Особенной части УК РФ. В остальном, как показывает развитие событий, активность по сокращению случаев, предусмотренных федеральным законом и о которых идет речь в ч. 2 ст. 47 Конституции, ничем и никем не ограничивается. Если говорить о защищенности обвиняемого от противозаконного воздействия на свободу выбора им процессуальной формы, то весьма показательно, что даже родоначальница сделок с правосудием - правовая система США - пока не может в полной мере обеспечить страхующие механизмы.

Оговоримся, что мы вовсе не призываем к построению российского уголовного процесса по американской модели, где суд первой инстанции - это или место заключения сделок с правосудием, или суд присяжных. Речь идет о другом. Гармоничное сочетание процессуальных механизмов, дающих различный эффект, - вот та задача, которая должна быть решена законодателем. Поэтому уменьшение транзакционных издержек прохождения дела по судебной траектории, снижение расходов бюджета и иные соображения подобного толка не могут оправдывать существование (и тем более расширение сферы действия) особого порядка в уголовном процессе, если одновременно с этим не обеспечиваются:

  • реальная защита обвиняемого от посягательств на свободный выбор им того или иного порядка судопроизводства;
  • ощутимая и гарантированная выгода обвиняемого от использования особого порядка;
  • усиление процессуальных гарантий (к которым можно отнести, например, увеличение составов преступлений, относящихся к подсудности суда присяжных, существенное повышение градуса состязательности при единоличном рассмотрении дел), доступных обвиняемому в случае выбора им процедур, альтернативных особому порядку.

Следует помнить, что ничем не компенсированное "расставание со сложностью" судопроизводства неизбежно увеличивает и риски следственно-судебных ошибок, и шансы перерастания ситуации в галопирующее процессуальное упрощение.

© Copyright 2014-2022, ООО Консалтинговая группа «Гармония права»
Адрес: 121170, Москва, ул. Генерала Ермолова, д. 2
Телефон: +7 (495) 790-9811